Пользуясь сайтом, Вы соглашаетесь на куки, хорошо? :3

Да, хорошо Тц, ладно

Кай Кью

Об авторе

Я долго искал своё призвание.

К двенадцати годам я прочитал несколько энциклопедий, сотни журналов, всю библиотеку деревни, в которой проводил лето, и просто каждый плакат на стенах и дверях подъездов.

Но стать тем, кто пишет, а не читает? Немыслимо.

Комикс Трансметрополитан, Спайдер Иерусалим

Позже, в попытках изучить английскийв школе был только немецкий, я увлёкся комиксами и это очень помогло. Настолько, что спустя пару месяцев я свободно читал их без словаря и потому решил сам стать переводчиком.

Это была самая удачная ошибка в моей жизни. Я перепутал две команды с практически одинаковыми названиями и вместо комикса мне на испытательный перевод прислали книгу.

А я был слишком застенчив, чтобы отказаться.

В книгах нельзя посмотреть на картинку, чтобы понять контекст, да и предложения в них гораздо труднее. Перевод первых двух тысяч словвсего 6 страниц занял у меня целый день.

Но уже через неделю я переводил шесть тысяч слов в день, а через месяц – двадцатьоколо 60 страниц.

При этом на мне было сразу девять книг, и только две хорошие. Если судить на фоне остальных.

Проблемы в сюжете видят все, но когда переводишь, когда вчитываешься в каждое слово, чтобы точно понять и передать мысль автора, то начинаешь понимать, откуда именно произрастает чувство «неинтересно».

Маленький словарный запас автора; пустые персонажи, разговаривающие одним «голосом»; забытые загадки и повороты сюжета; рояли в кустах; и откровенные фантазии автора, портящие его собственный мир – это лишь самое начало списка.

Кай Кью, книги на скамейке

Очень трудно работать над чужим, когда понимаешь, что не просто можешь лучше, а должен.

Тогда я за один присест написал почти пятнадцать тысяч слов, оглянулся, и увидел в них все те же ошибки, которые так раздражали меня в чужих работах. Только их было гораздо больше.

Просто видеть ошибки недостаточно, чтобы их избегать, как оказалось. Я не понимал откуда они взялись, как если бы их оставил другой человек.

Я продолжил переводить чужие работы, но теперь не дословно, не искал скрытый смысл в откровенных ошибках, а пытался сделать текст красочнее, пустил по старым рельсам новые слова. Проще всего было со словарным запасом, ведь русский язык богат на синонимы, а одно окончание порой может заменить несколько слов.

Персонажи... дались не сразу. Как и многие, я верил, будто яркий и красочный облик может сделать их непохожими друг на друга. Но это были просто разные обёртки одной конфеты.

Мне часто встречались слухи о том, что хорошие авторы могут говорить со своими персонажами, будто те живут с ними, как галлюцинации с шизофрениками. Я считал это чушью.

Но человеческий мозг может одновременно поддерживать больше сотни личностей и в один момент я понял, что персонажи уже говорят не моим голосом, и делают совсем не то, чего от них хотел я. Мои миры больше не принадлежали мне.

Писателем человек становится, когда перестаёт придумывать свои книги и начинает их видеть.

Это не произойдёт в один момент, к своему я стремился семь лет. Читайте чужие книги, работайте над своими, изучайте писательское мастерство как науку, благо в наш век информации нетрудно достать любые знания.

И постарайтесь изучить второй язык, чтобы по-новому взглянуть на родной.

Кай Кью, моя 'собака' возрастом в месяц

Я всё ещё работаю над своим первым концептом, но с тех пор он стал таким большим и сложным, что мне приходится подступать к нему с других рассказов и книг, окружать его ворохом оболочек, как сердцевину луковицы.

Она пережила семнадцать версий и обросла тысячами страниц заметок. В ней родилась моя крупнейшая вселенная, Третий Мир, вокруг неё зародилось большинство моих концептов, и хотя с тех пор она стала совсем другой, в ней родился я.

Уже не тот, кто совершенствует чужое, но тот, кто создаёт своё.

|